Вита (vitonchik) wrote,
Вита
vitonchik

Categories:

Последний день приговоренного к жизни

Дзынь-дзынь-дзынь! Ну все, пора просыпаться – сейчас мама встанет и спать будет неудобно. Осторожно открываю левый глаз, потом правый. А мир-то и не изменился со вчерашнего дня. Кругом, как обычно, жидкость, и я, как обычно, болтаюсь на специальном шнурке – от доктора слышал, называется попу… пепа… а, точно: пу-по-ви-на.
Ну-ка, мать, чем ты меня покормишь сегодня? Та-а-ак, апельсинчик – неплохо. Кусок ветчины – тоже хорошо, правда, чистого мяса в ней маловато. Ой, а это что? Опять кофе?! Не хочу! Ах, она ж меня не слышит. Придется применить силу. Заодно и зарядкой позанимаюсь. Вот тебе с левой ноги! Теперь ручки размять парой ударов – тут места мало, распрямить толком негде. Ну хоть так…
Уф, кофе закончился. Можно и успоко… Ага, успокоишься тут – ей курить захотелось. Ма-а-ам, тебе же сказали - нельзя! Для ребенка, то есть меня, вредно. Хотя, мне-то что, сигареты иногда вкусными бывают. Вот как эта. Ладно, так и быть, покури, я пока глазки прикрою и посплю.
…Эй, это кто еще тут толкается? Что-то булькнуло, меня аж подбросило. Мам, ты что там делаешь? Так, похоже, это и называется схваткой – мама сейчас сказала.
Папа подошел, ур-р-ра!!! Пап, приложи ухо, я тебе постучу сейчас. Вот так, правой ногой, чтобы слышно было. Что? «Он шевелится!» Ну да, а что мне еще делать – я же не могу вот так спокойно по улицам ходить, надо хоть как-то развлекаться.
…О, на улицу идем! Там много всяких звуков и вообще здорово! Правда, я пока не знаю, кто их производит, звуки эти, но все равно – интересно.
Так, опять тряхнуло, уже чуть сильнее. Мне это не нравится! Вот вам приятно было бы, если бы ваш дом постоянно так шатало?
В машину садимся - так громко мотор только у нас урчит. Папа ласково называет машину джипом, а мама говорит, что это ведро на колесах. Судя по реакции папы, ведро хуже джипа... Ничего, когда меня отсюда выпустят – сам разберусь, что хуже.
А выпустить должны уже. Кажется, освобождение называется «роды» и врач сказал, что скоро уже…
О, так мы к врачу и едем! Папа сказал. Там тоже интересно, но не так, как на улице. Зато это единственное место, где мама с папой могут на меня посмотреть – они всегда такими смешными голосами разговаривают, когда я двигаюсь во время съемки. А когда врач им в прошлый раз сказал, что я – мальчик, так они вообще чуть не плакали от радости. Плакать - это когда вода из глаз капает, я знаю. Я так тоже умею.
А теперь они опять думают, как меня назвать… Нет, только Ванечкой не надо! И Костиком тоже. Что? Сережа? А можно, почему бы и нет. Ау, мама, я согласен! Куда тут ткнуть, чтобы подтвердить?!
Уфф, приехали. Опять тряхнуло, но я почти привык. Наверно, это значит, что скоро меня выпустят отсюда. Интересно, а там места хватит, чтобы руки-ноги вытянуть?
Так, маму уложили на кровать, сказали не нервничать и дышать. А как это – дышать? Ну ладно, она сама разберется. Мам, ты уж там дыши, как надо, ладно?
Говорят - схватки участились. Да-да, тут уже невозможно находиться, выпускайте! Там, наверно, страшно, зато не трясет.
Ай, больно, что вы там делаете? Головой вперед выходить, говорите? Хорошо, что не ногами, это мне неудобно. А куда выходить-то, тут ничего не видно. И вода уходит куда-то… А, вот он, проход, свет в конце тоннеля!
Ого-го, как светло! Это что же, я там в темноте сижу, а у вас столько света? Ну и холодина же тут – а-а-а-а!
Вылез. Родился, как тут подсказывают. Мама-а-а-а, приве-е-ет! Вот ты какая красивая, оказывается-а-а-а!
Куда меня несут? Это большое стекло, кажется, называется окном. Ну-ка, посмотрим...
И я впервые увидел небо и светлый двор, откуда веяло теплом, и солнечный день, похожий на жизнь, не похожий на все, что я видел раньше.
Tags: моё
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments